В зрительном зале

«Театр уж полон; ложи блещут;
Партер и кресла – все кипит;
В райке нетерпеливо плещут,
И, взвившись, занавес шумит»

Читая эти бессмертные строки «Евгения Онегина», мы вряд ли задумываемся о том, кто и когда навел порядок в зрительном зале. Придя в театр на премьеру очередной постановки пьесы Александра Островского, Пушкина или Вампилова, занимая место, указанное в билете, мы думаем, что так было всегда. 

Сложно представить, что когда-то кресла не нумеровались по рядам и местам, и любители театра, зайдя в зал, рассаживались как считали нужным. Разумеется, не обходилось без конфликтов, а иногда даже потасовок.

Идея положить этому конец осенила знаменитого французского физика, математика, естествоиспытателя, автора многочисленных философских трактатов Рене Декарта (1596-1650).

Посещая парижские театры, он не уставал удивляться путанице и перебранкам, вызванным отсутствием элементарного порядка распределения публики в зрительном зале.

Предложенная Декартом система нумерации, в которой каждое место получило номер ряда и порядковый номер от края, моментально сняла все поводы для раздоров и произвела настоящий фурор в парижском высшем обществе.

Оставить комментарий