Язык мой – враг мой

«Жила-была давно, ещё в советские времена, на свете такая поэтесса – Ксения Некрасова.  Была она почти юродивой: странно одевалась, странно себя вела, писала странные стихи-верлибры, похожие на детские рисунки. И вот однажды в редакции «Нового мира» Маргарите Алигер показали  вёрстку новых стихотворений Ксении Некрасовой. И стихи эти очень Алигер понравились.

Она сказала об этом вслух, восхитилась удачей. Но когда ей предложили то же самое сказать и самому автору, Алигер сдуру ляпнула: «Это совсем разное – стихи и их автор. Я с ней общаться не умею. Не получается как-то… Всё-таки она… идиотка!» (Маргарита Иосифовна сама вспоминает это более литературно: «Я назвала её тем прекрасным словом из романа Достоевского, которое теперь снизили, огрубили.»  Но факт остаётся фактом –  Алигер назвала Некрасову идиоткой.)

А Ксения была рядом. Всё слышала. «Сказать, что я растерялась, – это значит ничего не сказать, – с горечью вспоминает Алигер. – У меня словно железом перехватило горло, и из глаз брызнули слёзы… Ксения… Простите меня!» – лепетала я, задыхаясь от стыда, от муки, от страдания… И вдруг она сказала громко, просто и отчётливо: «Спасибо вам. Что вы так хорошо говорили о моих стихах».

Журнал «STORY»,  Д. Воденников 


Поделитесь этим в ...
Share on FacebookTweet about this on TwitterShare on VKEmail this to someone

Оставить комментарий